четверг, 31 октября 2013 г.

Предприятия с собственностью работников в США.



Мы продолжаем развенчивать либеральный миф о недееспособности трудовых кооперативов.Материал взят из книги Вадима Белоцерковского "Продолжение истории".






Кооперативные производственные предприятия возникали в США еще в 19-ом веке, но долго не жили — возникали и вскоре же разорялись, закрывались. Но в 20-х годах ХХ века начали уже создаваться более жизнеспособные кооперативные предприятия. Так, на тихоокеанском побережье США были созданы в те годы 12 фанерных кооперативных заводов, которые стали успешно конкурировать с частными и даже вытеснять их с калифорнийских рынков. Создававшие их рабочие, вкладывали в них свой труд, свои сбережения, а также и средства, предоставленные в долг местными властями. Производительность труда на этих заводах стала превосходить производительность частных предприятий того же профиля, а заработки рабочих превзошли зарплату на частных предприятиях на 25—60%! Управление этими предприятиями достигло высокого уровня внутренней демократии.
Их примеру последовали другие рабочие коллективы. Многие из них стали не только создавать новые заводы, но и выкупать у владельцев действующие предприятия.
Еще более значительный рост жизнеспособных предприятий с собственностью работников начался в 70-е годы. Частично он объяснялся экономическим спадом, поразившим тогда Америку и весь Запад из-за резкого падения цен на нефть. Коллективы рабочих и служащих стали выкупать предприятия, на которых они работали, у разоряющихся хозяев прежде всего для того, чтобы не потерять работу. И государственные власти, местные и федеральные, начали помогать им ссудами и иным образом с целью затормозить рост безработицы. Но конечно, спад был всего лишь толчком. Спады бывали и раньше, и много сильнее, но не вызывали появления и размножения жизнеспособных принадлежащих трудовым коллективам предприятий. Очевидно теперь созрели к тому условия!
Но настоящий прорыв произошел в середине 70-х, когда в Конгрессе США было принято хитроумное законодательство по программе ИСОП (Employee Stock Ownership Plans — План создания акционерной собственности работников). Эта программа и поддерживающее ее законодательство призваны были стимулировать предпринимателей наделять акциями своих работников. Автором программы был экономист и предприниматель Луис Келсо. Помог ему разработать необходимое законодательство и пробить его в Конгрессе горячий сторонник ИСОПа, влиятельный сенатор Рассел Лонг, бывший в то время председателем финансового комитета Сената.
Очень интересен первый случай применения этого плана. Луис Келсо уже к концу 40-х годов пришел к выводу, что можно разработать методику, позволяющую работникам приобретать капитал (акции) за счет дохода от него, а не за счет зарплаты или собственных сбережений, но впервые он получил возможность проверить свою гипотезу лишь в 1956 году.



Вот как рассказывает об этом Патриция Келсо, жена и соавтор Луиса Келсо в книге "Демократия и экономическая власть" (США, Кембридж, 1986 г.): "Издатель прибыльной группы газет "Пенинсьюла ньюспейперз" в Пало Альта (Калифорния) при уходе на пенсию предоставил своим сотрудникам первоочередное право выкупить дело. Приглашенным юристам и банкирам было предложено разработать для них схему приобретения издательского дома. В назначенное время эксперты огласили свои выводы. Если работники согласятся на максимальное удержание из зарплаты, сложат вместе все сбережения, как можно больше возьмут в долг, заложат или перезаложат свои дома — им еле-еле хватит денег на выплату процентов по кредиту. Погасить основную сумму долга они не смогут никогда. Работники попросту никак не могли стать хозяевами газеты. Эксперты не могли им посоветовать ничего другого, как проститься с "американской мечтой", вернуться к своим делам и уповать на то, что новый босс будет не хуже прежнего."
Келсо предложил журналистам свой вариант. Применив его, сотрудники газетного дома смогли купить 72% общего числа акций, не потратив ни цента из зарплаты или сбережений. (Остальные 28% приобрели за рамками этой схемы некоторые сотрудники на личные средства.) И ссуда для выкупа акций, и проценты по ней были погашены за 8 лет.
Вскоре после этого Келсо зафиксировал свои идеи в книге (написанной им совместно с его женой, видным экономистом Патрицией Келсо) "Как превратить 80 миллионов рабочих в капиталистов на заемные средства".
В последующие 15 лет Келсо успешно реализовал свою программу еще в ряде компаний. И тут (в 1973 году) к этому "движению" подключился сенатор Рассел Лонг. Чтобы убедить Конгресс принять пакет законов, необходимых для широкого применения ИСОПа, Рассел Лонг добился проведения финансовой комиссией сената выборочного обследования 75 предприятий с собственностью работников. Комиссия, проведя такое обследование, пришла к выводу, что на этих предприятиях с того времени, как они перешли в собственность рабочих и служащих, производство возросло в среднем на 25%, а прибыль — на 15%. По всем остальным экономическим показателям эти предприятия также превышали средний уровень в своих отраслях производства.
Приведу несколько конкретных примеров из отчета финансовой комиссии сената.
В городе Мохоук-Вэлли рабочие и служащие купили находившийся в частном владении завод по производству библиотечной мебели. В течение первого года после перехода этого предприятия в собственность работников его прибыль увеличилась на 17%.
450 рабочих и служащих станкостроительного завода "Саус энд Лейс" купили это предприятие, когда оно находилось на грани банкротства. В течение первого года после покупки производительность труда увеличилась на 25%. В том же году этот завод, приносивший ранее убытки, дал 9% прибыли. Экономические показатели завода продолжали непрерывно улучшаться.
Завод по прокату стальных труб, принадлежавший Чарльзу Кайзеру, должен был закрыться, так как его продукция не выдерживала конкуренции с японскими экспортерами. Работники завода решили купить завод. В течение года после перехода завода во владение коллектива производительность труда на нем увеличилась на 32%.
После поступления отчета в Конгресс, с 1974 по 1979 годы было принято около 16 законов, стимулирующих и регулирующих применение ИСОПа. Эти законы были приняты в те годы и в большинстве штатов страны. Завершилась почти 30-летняя борьба Луиса Келсо за признание его системы. С того времени начался быстрый рост числа фирм, применявших программу ИСОП. Если к 1974 г. в США насчитывалось всего около 300 корпораций, в которых работники владели какой-то долей акций, то в 1977 году их было уже около тысячи, в 1986 году — 7500, в 1990 — 10 тысяч. (А. Колганов "Коллективная собственность и коллективное предпринимательство", Москва, 1993.) По последним данным, к середине 90-х годов число работников в компаниях, применяющих ИСОП, возросло до 12% от числа всех наемных работников в стране, или до 30% занятых в акционерных корпорациях.
Характерно, что стали расти не только темпы внедрения ИСОПа, но и размеры предприятий, его применяющих. В их числе находятся теперь такие крупные компании, как "Полароид", "Локхид", "Проктер энд Гэмбл"," "Истерн Эйр Лайнз", "Пабликс Супермаркетс" (65 тысяч работников), "Хелф Траст" (30 тысяч), "Эвис"(13500), "Парсонос"(8500), "Вейртон Стил"(7200) и т.д.
Программу ИСОП и поддерживающее ее законодательство начали применять в других странах, в том числе в Канаде, Великобритании (по инициативе Маргерет Тетчер!), Японии, Дании. К настоящему времени ИСОП применяется примерно в 20 странах.
Я догадываюсь, что у многих читателей давно уже назрел вопрос: неужели все это так бесконфликтно вошло в жизнь такого сугубо капиталистического государства, как США?
Конфликтов с властями, насколько мне известно, не было (США — правовое государство!), а вот мнения высказывались разные.
Писатель Джон Эггертон в "Нью-Йорк Таймс" писал: "Некоторые противники этого явления из правых кругов мрачно предостерегают, что предприятия и магазины во владении служащих ведут к коммунизму. Левые же круги, рассматривая это явление, концентрируют свое внимание на его демократических и социалистических аспектах. А сенатор Рассел Лонг (от штата Луизиана), демократ консервативного уклона, выступая за государственную политику поддержки коллективного владения предприятиями, считает такое владение путем к распространению капитализма и свободного предпринимательства".
В интервью газете "Вашингтон Пост" Р. Лонг, в частности, сказал: "Можно ли ждать иного будущего, нежели социалистического, когда так много людей получают так мало от жизни, полной тяжелого труда? Если верить в капитализм, то надо стремиться, чтобы капиталистов в этой стране становилось больше."
Интересен, особенно своим авторством, и комментарий, сделанный (в том же году) во время радиодискуссии по поводу ИСОПа: "В ближайшие 10 лет новые капиталовложения в оборудование и расширение производства достигнут вероятно 500 миллиардов долларов. И это могут быть 500 миллиардов принадлежащей работникам корпоративной собственности. Постоянно возрастающее число граждан таким образом будет иметь два источника дохода — заработную плату и долю в прибыли. Можно ли придумать лучший ответ на глупости Карла Маркса, чем миллионы рабочих, каждый из которых лично является совладельцем средств производства?" Автором этого высказывания был Рональд Рейган, тогда еще губернатор Калифорнии (Д.Симонс и В. Мэрс, "Работая вместе", Нью-Йорк, 1985).


                                         Какова же суть ИСОПа?
Суть эта весьма проста. (После того как задача решена, решение всегда представляется простым!)
Руководство корпорации, пожелавшее наделять своих сотрудников акциями по схеме ИСОПа, прежде всего, разумеется, договаривается об этом с трудовым коллективом и учреждает "траст" (ну, скажем, сейф для хранения акций). "Trust" — доверие, ответственность. Совет директоров корпорации комплектует комитет для руководства трастом, обычно в составе трех-пяти человек, включая одного или более рядовых сотрудников корпорации. (Траст — юридическое лицо, ответственное за все операции с акциями работников.)
Этот трастовый комитет договаривается с каким-нибудь банком о кредите для оплаты акций, и кредит поступает именно в распоряжение траста, а не руководства корпорации. Хозяева корпорации однако гарантируют банку выплату кредита трастом.
На полученные в кредит деньги траст приобретает от корпорации пакет акций (обычных, голосующих). Акции эти покупаются трастом по текущей рыночной цене либо, если они не представлены на рынке ценных бумаг, по цене, определяемой экспертной оценкой в порядке, установленном для этого министерством труда и финансов.
Средства, полученные руководством корпорации за проданные акции, используются на расширение производства.
Трастовый комитет распределяет, расписывает оказавшиеся в его распоряжении акции по индивидуальным счетам работников корпорации пропорционально заработной плате работников за год, в который приобретаются акции. Но акции продолжают оставаться в трасте! И продавать их наружу работники по уставу ИСОПа не имеют права. Для того чтобы управляющие и высшие менеджеры не могли сконцентрировать большую часть акций в своих руках, уставом предусмотрено, что они не могут получать более чем 30% акций, поступающих в траст.
На акции, поступившие в траст, корпорация год за годом выплачивает трасту дивиденды, которые последний переправляет в банк в счет погашения долга и процентов по нему. И тут — важная особенность программы ИСОП: в соответствии с поддерживающим законодательством дивиденды от акций, поступающих в траст, не облагаются налогом. А банк-кредитор в соответствии с этим же законодательством берет с траста проценты примерно в два раза меньшие, чем для обычных клиентов, но за это налоговое ведомство вдвое уменьшает Банку налоги с этих процентов. Выплата кредита идет быстрее, но банк при этом ничего не проигрывает. Проигрывает налоговое ведомство, государство, но этот проигрыш компенсируется повышением наполняемости налогов с прибылей корпораций, применяющих ИСОП, так как их прибыли обычно возрастают за счет более добросовестного труда и лучшего соблюдения производственной дисциплины работниками. По этой же причине подобные корпорации реже разоряются или сокращают производство, способствуя тем самым уменьшению безработицы в стране, а следовательно, и расходов на пособия по безработице.
После выплаты трастом долга Банку (обычно на это уходит от 3 до 6 лет) работники корпорации получают право голоса по принадлежащим им акциям, за которые, заметим, они лично не заплатили ни цента из своей зарплаты или сбережений..
Дивиденды на выплаченные акции в соответствии с решением коллектива поступают либо в распоряжение работников, в дополнение к их зарплатам, либо частично или полностью идут на приобретение новых пакетов акций.
Выплаченные акции работники чаще всего также не имеют права изымать из траста и продавать на стороне, на рынке. При уходе с работы или на пенсию, они, как правило, обязуются продавать свои акции трасту, т.е. коллективу остающихся работников. О причинах такого порядка мы тоже упоминали — чтобы контрольный пакет акции не оказался в руках какого-либо дяди на стороне или чужой корпорации.
При уходе с работы трасты обычно выплачивают ушед­шим работникам стоимость их акций в рассрочку в течение примерно пяти лет, а при уходе на пенсию или в случае инвалидности — в течение одного года или одномоментно.
В реальности многие компании, применяющие ИСОП, не придерживаются строго изложенной схемы, модифицируют ее по своему усмотрению. В частности, применяется и такая модификация, когда в корпорации создается внутренний рынок акций, и работники могут продавать-покупать акции друг у друга на таком внутреннем рынке.
Вот в общем, кажется, и все. Ниже мы приводим схему, демонстрирующую структуру ИСОПа, заимствованную из книги Келсо "Демократия и экономическая власть".
Необходимо отметить, что в схеме ИСОПа фактически частично реализуется важнейший принцип синтезного социализма о собственности производителей на продукцию своего труда. Когда хозяева корпорации выплачивают трасту дивиденды из своих прибылей, они тем самым возвращают работникам (частично или полностью) прибыль, полученную за счет их труда, но только с начала применения ИСОПа. Так что бесплатным приобретение акций работниками с нашей точки зрения считать никак нельзя: работники гасят кредиты на приобретение акций деньгами из заработанной их трудом прибыли. И тут уже мы имеем расхождение с синтезным социализмом: работники должны были бы получать акции бесплатно в размере суммы их неоплаченного труда, набежавшей за время от создания фирмы и до начала применения ИСОПа (минус амортизация).


Судьба ИСОПа
Судьба его неоднозначна. На первый взгляд это детище Келсо и Лонга, как мы уже упоминали, добилось больших успехов — применение ИСОПа широко распространилось в США и в большинстве развитых капиталистических стран.
Показательно, что в последние годы ИСОП стал почти повсеместно применяться на фирмах Силиконовой долины по производству микропроцессоров и другой электронной продукции. Факт этот свидетельствует о важнейшем обстоятельстве: чем выше развиваются производительные силы, тем острее становится потребность в увеличении заинтересованности всех работников в успехе предприятия, в их добросовестной и инициативной работе.
Развитие ИСОПа, как и развитие всех других видов групповой трудовой собственности, стали в США уже настолько массовым явлением, что привели к возникновению множества научно-исследовательских институтов, научных групп в университетах, коммерческих консультационных и инвестиционных фирм, специализирующихся на обслуживании компаний с собственностью работников и трудовых коллективов, желающих стать собственниками своих компаний.
Однако у судьбы ИСОПа есть и другая сторона. Предприниматели, высший менеджмент в большинстве случаев не допускают перехода контрольного пакета акций в руки трудового коллектива. Что и следовало конечно ожидать. Продают работникам чаще всего от 20 до 40% общего числа акций, и не допускают представителей коллективов в советы директоров, не дают им права на какое-либо участие в руководстве компаниями.
В полную собственность работников предприятия или коммерческие учреждения переходят, как правило, в случае, когда им грозит разорение или свертывание производства по решению центральных правлений корпораций. В этих ситуациях хозяева бывают рады избавиться от ненужных им хозяйственных объектов хотя бы и по бросовой цене. Но известно и немало случаев, когда хозяева продают коллективам и вполне благополучные фирмы (по схеме ИСОПа или прямым образом). Иногда они при этом остаются управляющими в бывших своих фирмах. В третьей главе мы рассказывали о таком случае — об американском предпринимателе Уоррене Брауне, описавшем свой опыт в книге "Как добиться успеха предприятию, принадлежащему работникам."
По различным статистическим данным, в США среди всех компаний, применяющих ИСОП, контрольные пакеты акций (или все акции) принадлежат коллективам в 10—20% случаев. И такие компании имеют значительно более высокие экономические показатели, нежели компании с частичной собственностью работников. Анализ, например, деятельности 360 высокотехнологичных компаний показал, что в тех случаях, когда фирмы принадлежит работникам, их капитал растет в 2—4 раза быстрее, чем в фирмах с неполной собственностью коллективов! (Анализ был проведен Национальным центром собственности работников.) И дело здесь не только в большей материальной заинтересованности работников, но и в их положении хозяев, полностью ответственных за судьбу фирмы. Опросы, проведенные в Америке в середине 90-х годов, показали, что "80% населения считают, что люди в компаниях, полностью принадлежащих работникам, уделяют больше внимания обеспечению финансового успеха своих фирм и улучшению качества продукции и услуг, чем работники в компаниях, которые им не принадлежат." (Д.Симонс и Д.Лоуг, "Мифы, требующие развенчания", "Независимая газета", 30.07.1999)
Отличаются фирмы, принадлежащие трудовым коллективам, и минимальной коррупцией.
Тем не менее хозяева и высшие менеджеры предпочитают сохранять контрольный пакет акций в своих руках, довольствуясь более скромным приростом эффективности за счет ограниченного применения ИСОПа, которое представляет собой в этом случае всего лишь более совершенную премиальную систему.
Но мало того что хозяева и старшие менеджеры сохраняют в своих руках контрольные пакеты акций, они нередко, как мы уже упоминали, вступают в сговор с аудиторами, оценивающими акции их компаний, и стоимость акций менеджеров растет значительно быстрее, чем акций работников! Луис Келсо в конце своей деятельности с горечью писал по этому поводу: "Вместо того, чтобы сделать экономическую власть более демократической, они делают ее более плутократической." ("Time", 1989.13.02.)
Возмущала Келсо и практика продажи американских корпораций (их хозяевами) иностранным фирмам, вместо того чтобы продавать трудовым коллективам. "Приобретение корпорации иностранной фирмой, — считает Келсо, — навсегда экспортирует из национальной экономики потенциальные места для работников капитала, даже если сохраняется занятость работников труда" ("Демократия и экономическая власть", Москва, 1993, с. 187). "Работниками капитала", напомню, Келсо называет совладельцев капитала корпораций.
Почти не распространяется ИСОП и среди гигантских акционерных корпораций, ТНК — владений анонимного капитала. Владельцы акций этого капитала далеки от конкретных предприятий и их мало интересует трудовая мотивация в этих предприятиях, их главный интерес — вовремя продавать-покупать акции и иметь хорошие дивиденды.
Луис Келсо к концу жизни с грустью констатирует, что "преобладающая и нарастающая тенденция в экономике США сегодня направлена к концентрации собственности на капитал в руках все более узкого круга владельцев". ("Демократия и экономическая власть", с. 154)



От редакции: Увеличении производительности и прибыли еще раз доказывает эффективность коллективного собственности.Однако мы видим что воплотится в жизнь идеям Келсо не дают представители крупного капитала, защищаемые государством, что еще раз подтверждает тезис о необходимости национал-социалистической революции, поскольку буржуазия никогда не передаст собственность в руки рабочих мирным путем.








Комментариев нет:

Отправить комментарий